3 вопроса Наталье Конрой

21/05/2020
Дорогие друзья, мы постоянно знакомим вас с нашими партнерами, проектами и благополучателями, но совсем не рассказываем о себе. Как устроен наш фонд, и кто входит в его команду, знают далеко не все. Исправляемся и начинаем рубрику #3вопроса, в которой будем знакомить вас с сотрудниками фонда, а также делиться текущими задачами и планами на будущее.

Сегодня #3вопроса будут заданы президенту нашего фонда Наталье Конрой.

- Наталья, в связи с последними событиями, как-то изменилась стратегия и политика фонда?

НК: Мир меняется постоянно, но глобальные несчастья, подобные эпидемии, обостряют ожидание перемен и чувство незащищенности даже у людей, которые в большинстве ситуаций уверенно смотрят в будущее. Те же, кому помогает «СИЭСЭС», уязвимы и в обычное время, поэтому наша стратегия и политика не поменялись. Что меняется — это тактики и методы, которые используют наши партнеры, российские НКО и благотворительные фонды, непосредственно работающие с детьми и их семьями, оказавшимися в трудной жизненной ситуации. Сила подхода наших партнёров всегда была в личном, живом контакте и поддержке. Сейчас специалисты НКО — педагоги, терапевты, социальные психологи, юристы, семейные консультанты, административные сотрудники и волонтеры — ищут возможности и сохранить близость, и обеспечить безопасность людей. Как это меняет ситуацию для нас? Мы не работаем с конечными благополучателями, но благодаря нашим партнерам, чьи проекты мы финансируем, видим изменения и принимаем на себя риски, связанные с апробированием новых методик, которые появляются с переходом в дистанционный режим. Мы понимаем, что какие-то из них могут сработать, а какие-то — нет. Но такие же риски сейчас несут организации и компании во всех сферах. Просто для нас вопрос стоит так: поддержать проект и, возможно, помочь уязвимым ребятам, или ждать, пока ситуация стабилизируется и результаты станут более предсказуемыми. Поэтому, мне кажется, мы сейчас с большим пристрастием обсуждаем заявки партнеров, пытаемся оценить эффективность предлагаемой поддержки.
Что же до внутренней работы фонда, то, отчасти, она с самого начала была удаленной. Учредитель Фонда — австралийский бизнесмен Дэвид Рассел — человек с напряженным деловым и личным графиком. При этом, он всегда хотел принимать активное участие в делах фонда: понимать, как устроена благотворительность в России, знать, какие люди стоят за названиями партнёрских НКО, что и для кого они делают, каких результатов добиваются, о каком будущем мечтают для себя и своих подопечных. Для нас конференц-коллы и раньше были привычным форматом, просто сейчас их стало больше, потому что у мистера Рассела пока нет возможности приезжать в Россию.

- Чем сейчас, весной 2020 года, в разгар пандемии и назревающего экономического кризиса, фонд CSS выгодно отличается от других благотворительных фондов?

НК: Сейчас мы поддерживаем как наших проверенных партнеров, с которыми работали в «прежнем мире», до COVID-19, так и новых, которые пришли к нам именно потому, что искали финансирование для своих проектов, запускаемых в новых условиях. Я думаю, что на сегодняшний день наше главное преимущество в том, что мы готовы значительно увеличить круг партнеров и число поддерживаемых проектов, расширить географию, дать возможности региональным НКО реализовать новые программы для семей с детьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации. Это преимущество, во-многом, обеспечивается тем, что «СИЭСЭС» не полагается на сбор благотворительных средств, а финансируется за счёт прибыли, которую приносят деньги семьи Рассел, находящиеся в доверительном управлении. Не фандрайзить — это роскошь, которую может себе позволить далеко не каждая благотворительная организация. И в ситуациях, подобных нынешней, это может дать нашим партнёрским организациям и людям, для которых они работают, какую-то стабильность.

- Можно ли сейчас говорить об изменённых планах на 2020 и 2021 год?

НК: Мы начали официально работать в России 2019 году, но еще в 2018 стали обсуждать планы, возможные форматы деятельности, знакомиться с российскими НКО, в том числе — в регионах. Мы и сейчас продолжаем внутренние дискуссии и, конечно, будем расти и меняться, но в 2020 и 2021 годах нашим основным инструментом поддержки некоммерческого сектора станет конкурс заявок, через который мы планируем финансировать новые проекты для конечных благополучателей. Конкурс будет проводиться каждый год, ежеквартально, и в каждом из четырёх туров можно будет участвовать как совсем молодым организациям с их небольшими стартапами (гранты до 700 тыс руб), так и опытным НКО (гранты до 5 млн руб), а также тем из последних, кто задумал многолетние проекты для передачи и масштабирования своего опыта (гранты до 12 млн руб). Оценку заявок мы доверим экспертам, хорошо ориентирующимся в поле российской благотворительности. Мы также продолжим поддержку старых партнеров, чьи проекты начались в 2019 году и рассчитаны на перспективу.